Главная  »  Аналитика  »  Обзоры зарубежного виноделия  »  Правила виноделов: Jean Leon  » 
 
 
 





АНАЛИТИКА
НЕДЕЛЯ ВИНОДЕЛИЯ МОЛДОВЫ 2018 КАТАЛОГ КОМПАНИЙ ПРАЗДНИК "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕНЬ ВИНА"
RU   EN   RO

Правила виноделов: Jean Leon

Есть жизни, которые кажутся прожитыми как романы; а лучше сказать — так, как будто главный герой наверняка знал, что рано или поздно о его судьбе напишут книгу. История Жана Леона — прекрасный тому пример.

Этому испанцу удалось преуспеть в Голливуде, где он открыл популярный ресторан и наблюдал, как в 1981 году президент Рональд Рейган выбрал его вино Jean Leon из региона Пенедес для банкетов в честь своей инаугурации в Вашингтоне. Что же такого сделал Жан Леон для того, чтобы заслужить это? Книга журналиста Себастьяна Морено «Жан Леон. Король Беверли-Хиллз» раскрывает секреты его успеха. Первым сюрпризом оказывается то, что Жан Леон — это не настоящее имя. Он родился в Сантандере в 1929 году, и в реальности его звали Анхель Сеферино Каррьон Мадрасо, но превратности судьбы и хитросплетения обстоятельств привели его к успеху в США с именем Жан Леон.

В 1941 году, когда ему было всего 12 лет, он с семьей переехал в Барселону и там начал жизнь, полную приключений. Смерть отца вскоре вынудила его пойти работать автомехаником в фирму Pegaso, а в 1947 он перебрался во Францию. Он пересек Пиренеи пешком, работал официантом и занимался всем подряд. Времена были тяжелые, выбирать не приходилось. Два года спустя, решив попытать счастья в США, он прокрался в трюм корабля, который выходил из Гавра.

Сеферино Каррьон (будущий Жан Леон) прибыл в Нью-Йорк с небольшим запасом денег, не зная ни слова по-английски. Через несколько дней — вероятно, для придания той главе его жизни больших эмоций, — пока он спал на скамейке, у него украли документы. Меняя бумаги, он изменил свое имя на Хусто Рамон Леон, которое со временем эволюционировало в имя Жан Леон на французский манер.

В течение нескольких месяцев он работал посудомойщиком в Рокфеллер-центре, но, когда его хотели призвать на корейскую войну, он решил как можно скорее уехать в Калифорнию. Там произошло знакомство с Хосе Кансино, дядей Риты Хейворт, который имел студию танцев фламенко. Он подружился с Хосе и Ритой. Во время работы в ресторане «Вилла Капри» Жан Леон общался со многими звездами кино, такими как Гари Купер, Пол Ньюман, Кларк Гейбл, Лиз Тейлор, Натали Вуд и Барбра Стрейзанд.

Одна из его самых известных историй той эпохи связана с Фрэнком Синатрой. Певец был замешан в одном мутном деле —он напал на предполагаемого любовника жены своего друга, — и Жан Леон свидетельствовал в его защиту, что оба не покидали ресторан. Синатра с друзьями отблагодарили его за это. Примерно в то же время Жан Леон подружился с Джеймсом Дином. Они стали такими близкими друзьями, что в 1955 году планировали вместе открыть ресторан, но 30 сентября того года Дин погиб за рулем, и все планы пошли ко дну. Однако два года спустя, в 1957 году, Жан Леон открыл ресторан «Ла Скала» в Беверли-Хиллз, и ему было суждено превратиться в место встречи всех голливудских звезд. Его средиземноморская кухня и французская атмосфера принесли успех. За его столами встречались Уоррен Битти с Джоан Коллинз, Натали Вуд и Роберт Вагнер, Трумен Капоте и Мэрилин Монро. Вскоре в меню появились блюда, которые отдавали дань завсегдатаям, и в нем можно было увидеть, например, феттучини Мэрилин, говядину а-ля Пол Ньюман, курицу Дина Мартина… Лиз Тейлор так нравились каннеллони из «Ла Скала», что иногда их отправляли самолетом в отель «Савой» в Лондон.

Больше всех пили Джон Уэйн и Ли Марвин, оставаясь верными своим кинообразам выпивох. Мифический эпизод — смерть Мэрилин — тоже связан с этим рестораном. Вечером накануне своей смерти, 4 августа 1962 года, Мэрилин Монро, которая в последние месяцы своей жизни почти ежедневно приходила в «Ла Скала», позвонила в ресторан и попросила прислать ей ужин на дом. Его принес лично Жан Леон, и он оказался одним из последних людей, которые видели ее живой.

В Испании имя Жана Леона не было известно вплоть до 1981 года, когда Рейган выбрал его вино для банкетов в честь своей инаугурации. Дело не в том, что гастрономические вкусы Рейгана внушали большое доверие, а в том, что его выбор послужил как минимум для того, чтобы обратить на себя внимание многочисленного испаноязычного населения США. Вино Jean Leon, произведенное и разлитое по бутылкам в Пенедес, было его «рекомендательным письмом» в Испании.

Приключения Жана Леона — винодела начались, конечно, в ресторане «Ла Скала», где в 50-х годах он познакомился с ученым по имени Мейнард Эндрю Америн, профессором виноградарства и виноделия в Калифорнийском университете Дейвиса. Жан Леон записался на один из его курсов и начал искать место, где он мог бы выращивать виноград. Начал он с Калифорнии, потом перешел во Францию, но высокие цены способствовали тому, что он остановил свой выбор на регионе Пенедес. «Я решился на Пенедес, — рассказывает он, — благодаря совету профессора Америна. Он сказал мне, что Каталония — благоприятное место для посадки виноградников из-за климатических условий, географического расположения, близости моря и качества земли — в числе других технических причин».

В 1962 году во время отдыха на Коста-Брава, Жан Леон объехал несколько земельных владений, пока не нашел то, что искал, в городке Торрелавит, в регионе Пенедес. Он купил 150 гектаров земли, посадил французский «каберне-совиньон», а энолог Хауме Ровира стал ответственным за производство вина. Первый урожай собрали в 1969 году, а 24 года спустя, в 1993 году, его каберне-совиньон урожая 1983 года вошел в десятку лучших вин мира по версии престижного журнала Wine. Жан Леон смог воплотить в жизнь мечту, достойную Голливуда.

It's My Wine


 

Яндекс цитирования