Главная  »  Аналитика  »  Обзоры зарубежного виноделия  »  The New York Times: Когда Jack Daniel's не способен отметить заслуги раба, за дело берется писатель  » 
 
 
 





АНАЛИТИКА
НЕДЕЛЯ ВИНОДЕЛИЯ МОЛДОВЫ 2018 КАТАЛОГ КОМПАНИЙ ПРАЗДНИК "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕНЬ ВИНА"
RU   EN   RO

The New York Times: Когда Jack Daniel's не способен отметить заслуги раба, за дело берется писатель

Линчберг, штат Теннесси. Прошлым летом, находясь в отпуске в Сингапуре, Фон Уивер (Fawn Weaver) впервые прочла о Ниаресте Грине (Nearest Green), рабе из Теннесси, который научил Джека Дэниэла делать виски.


© AP Photo, Morry Gash

Существование Грина уже давно ни для кого не было секретом, однако в 2016 году владелец винокурни Jack Daniel's компания Brown-Forman решила, наконец, официально признать наследие Грина и существенно изменить информацию туристических маршрутов, дабы подчеркнуть роль этого человека в истории создания виски. Известие об этом сразу же попало на первые полосы газет по всему миру.

«То, что, возможно, один из самых известных брендов в мире возник при содействии раба, сильно резало слух», — сказала 40-летняя Фон Уивер, инвестор недвижимости и писатель афроамериканского происхождения.

Преисполненная решимости увидеть эти изменения воочию, она полетела из родного Лос-Анджелеса в Нашвилл. Но когда Фон прибыла в Линчбург, никаких следов Грина там не обнаружилось. «Я побывала на трех экскурсиях по винокурне — и ничего, ни единого упоминания о нем», — сказала она.

Вместо того, чтобы просто взять и уехать, г-жа Уивер проявила упорство и решила собрать больше сведений о Грине и убедить Brown-Forman выполнить свое обещание и признать его роль в создании самого знаменитого американского виски. Она арендовала дом в центре Линчберга и начала связываться с потомками Грина, многие из которых до сих пор живут в этом районе.

Изучив архивы в Теннесси, Джорджии и Вашингтоне, Фон воссоздала хронологию отношений Грина с Даниэлем, показав, что Грин не только научил винного магната осуществлять перегонку, но и пошел работать на него после Гражданской войны, став, по мнению Уивер, первым в Америке темнокожим мастером-винокуром. По подсчетам Фон, ей удалось собрать около десяти тысяч имеющих отношение к Дэниэлу и Грину документов и артефактов, большую часть которых она согласилась пожертвовать новому Национальному музею истории и культуры афроамериканцев в Вашингтоне.

Благодаря этим исследованиям Фон также нашла местоположение фермы, на которой двое мужчин начали заниматься перегонкой, и приобрела ее вместе с четырьмя акрами земли в центре города — здесь она намерена разбить мемориальный парк. Более того, Уивер обнаружила, что на самом деле Грина звали Натан; имя Неарест (отнюдь не Неарис, которое часто фигурировало в сообщениях о нем) было его прозвищем.

Сейчас она пишет о Грине книгу, а в прошлом месяце представила вниманию публики Uncle Nearest 1856, виски, произведенный по контракту с другим ликероводочным заводом в Теннесси; она говорит, что большая часть прибыли пойдет на реализацию связанных с Грином проектов, число которых растет.

Между тем самый большой успех ждал Уивер в мае, когда Brown-Forman официально признала Грина своим первым мастером перегонки, почти год спустя после того, как компания пообещала обнародовать наследие Грина. (Дэниэл теперь считается помощником главного винокура).

«Чрезвычайно важно, чтобы история Ниареста стала частью истории Jack Daniel's», — сказал в интервью президент бренда Jack Daniel's в Brown-Forman Марк Маккаллум (Mark I. McCallum).

Решение компании признать свой долг перед рабом, о котором впервые сообщила в прошлом году The New York Times, знаменует собой важный поворот в продовольственной истории Юга. Несмотря на то, что темнокожим новаторам в области южной кухни и сельского хозяйства постепенно начинают воздавать дань, история американского виски по-прежнему преподносится как заслуга исключительно белых: речь идет о поселенцах из Шотландии и Ирландии, которые принесли с собой из Старого Света в пограничные штаты Теннесси и Кентукки технологию винокурения.

История Грина в корне меняет наши представления об этом, показывая, как находившиеся в рабстве люди, по всей видимости, выступали не только рабочей силой, но и генераторами идей в том, что считается тяжелым, опасным и узкоспециализированным процессом производства.

По словам Уивер, владельцы Грина, фирма Landis & Green, арендовали его фермерам, жившим вокруг Линчбурга, включая Дэна Кола (Dan Call), богатого землевладельца и проповедника, который также нанял подростка по имени Джек Дэниэл, чтобы тот помогал в изготовлении виски. Грин, к тому времени уже знаток перегонки, взял Дэниела под свое крыло, а после Гражданской войны и ликвидации рабства стал работать под его началом на недавно созданном им производстве.

По всей вероятности, по Югу было разбросано много людей, подобных Грину. Данные об этом носят довольно разрозненный характер, хотя ссылки на рабов, обладающих навыками перегонки и изготовления виски, с начала 19 века всплывают в объявлениях о продажах рабов и о беглых. Правда, только один из них внес свой вклад в создание бренда виски, который сегодня приносит около трех миллиардов долларов в год.

По словам Маккаллума, компания собиралась публично признать роль Грина как главного винокура еще в прошлом году в рамках празднования 150-летия, но решила повременить с изменениями в преддверии выборов 2016 года, когда расовый вопрос встал особенно остро. «Я подумал, что нас могли обвинить в том, что мы придаем этому факту такое значение ради коммерческой выгоды», — сказал он.

Нисколько не улучшало ситуацию и то, что многие люди превратно истолковывали всю историю и были уверены, что Дэниэл завладел Грином и украл его рецепт. На самом деле Дэниэл никогда рабовладельцем не был, к тому же открыто называл Грина своим учителем.

Таким образом, планы компании, возможно, так и остались бы лежать на полке, если бы не Фон Уивер.

Дочь Фрэнка Уилсона, писавшего песни для Motown Records (он является соавтором «Love Child» и «Castles in the Sand»), а затем ставшего священником в Лос-Анджелесе, Фон Уивер начинала свою карьеру в ресторанном бизнесе и сфере недвижимости. В 2014 году вышел ее бестселлер «Клуб счастливых жен».

По словам Фон, она как раз искала тему для нового проекта, когда в Сингапуре ей попалась в руки эта газета.

«Если моя супруга за что-то берется, она уходит в это с головой, — сказал ее муж Кит Уивер (Keith Weaver), вице-президент Sony Pictures. — Будучи ее мужем, я уже знал: „Ну вот, началось"».

То, что задумывалось как короткая поездка в Линчберг, растянулось на месяцы, в течение которых Уивер обнаружила потерявшуюся в забытых архивах историю, о которой еще никто не писал, нашла свободный участок земли и открыла для себя историческую память темнокожих жителей города.

Десятки местных жителей, многие из которых работали или до сих пор работают на заводе Jack Daniel's, в личной беседе рассказали ей о том, что сами узнали о Грине от своих родителей, бабушек и дедушек и верили в правдивость этой истории несмотря на то, что компания о ней умалчивала.

«Моя бабушка все время рассказывала нам об этом, — говорит Дебби Энн Иди-Стейплз (Debbie Ann Eady-Staples), потомок Грина, которая живет в Линчбурге и уже почти 40 лет работает на ликероводочном заводе. — Наша семья знала об этой истории, хотя компания о ней не распространялась».

В Линчберге (с населением 6 319 человек) любая новость разлетается очень быстро, особенно когда речь идет о крупнейшем работодателе в городе, и к концу марта Уивер встретилась с президентом бренда Маккаллумом в импровизированном офисе, который она организовала в своем обветшалом доме на недавно приобретенной ферме.

Увидев стол, покрытый множеством документов и артефактов — которые представляли собой выборку из коллекции в десять тысяч единиц — Маккаллум быстро понял, что эта женщина, которая ранее не имела к истории виски никакого отношения, знает об истоках Jack Daniel's больше, чем сама компания. Их предварительная встреча в итоге вылилась в шестичасовой разговор.

По словам Маккаллума, эта беседа подействовала на него воодушевляюще, и через несколько недель у него уже был готов план того, как сделать Грина центральным персонажем истории Jack Daniel's. На майском совещании с сотней сотрудников завода, в том числе несколькими потомками Грина, он рассказал, как компания включит Грина в официальную историю бренда, а в том же месяце компания начала подготовку двух десятков своих экскурсоводов.

В какой-то момент Jack Daniel's предложил добавить бутылку Nearest Green в свою серию под названием Master Distiller — речь идет об органиченной партии, выпускаемой в память о прежних мастерах винокурения — но потом отказался от этой идеи: многие внутри и за пределами компании выражали беспокойство тем, что это будет воспринято как спекуляция на имени Грина.

Вместо этого Уивер выпустила свой собственный виски Uncle Nearest 1856, который она купила оптом у другого ликеро-водочного завода. Фон планирует выпустить второй, невыдержанный виски, сделанный в соответствии с ее собственными параметрами. По ее словам, он будет имитировать стиль виски Грина и Дэниэла.

Пока что Jack Daniel's, кажется, не смущает то, что имя Грина используется другой маркой спиртных напитков. «Мы одобряем инициативу г-жи Уивер, которая преследует те же цели, что и наша компания, и приветствуем запуск этого нового продукта», — сказал представитель Brown-Forman.

Иди-Стейплз, которая в частном порядке встречалась с Маккаллумом до начала общего собрания, сказала, что гордится тем, что ее работодатель наконец поступает правильно. «Я не виню Brown-Forman за то, что они ничего не предпринимали раньше, потому что они просто не знали, — сказала она. — Как только им все стало известно, они тут же ухватились за эту идею».

Хотя у нас нет ни одной фотографии Грина, компания поместила снимок, где Дэниэл сидит рядом с неизвестным темнокожим мужчиной — это может быть сам Грин или один из его сыновей, которые также работали на ликероводочном заводе — в ряд с другими фотографиями известных мастеров-винокуров, на своего рода доску почета компании.

«Мы хотим четко довести до сведения наших посетителей, что Ниарест Грин был наставником Джека, — сказал Стив Мэй (Steve May), руководитель туристического центра винокуренного завода. — У нас есть пять различных текстов для гидов, и в каждом из них упоминается Ниарест. Мы несколько дней работали над их подготовкой».

По словам Мэя, до сих пор реакция посетителей на новые сведения о вкладе Грина была положительной. Понятно почему: в трудные времена, которые сегодня в Америке переживают расовые отношения, история Дэниэла и Грина позволяет Brown-Forman дать публике позитивный пример и одновременно стать первыми, кто заговорил о непризнанной роли, которую темнокожие американцы как рабы, а позднее как свободные люди играли в эволюции американского виски.

Со своей стороны, Фон Уивер еще не завершила биографических изысканий о Грине — и, кажется, это в принципе невозможно.

«Его след потерялся после 1884 года», в тот год, когда Джек Дэниэл перенес свое производство на его нынешнее место, а Грин исчез из учетных записей новой компании, сказала она. Фон все еще надеется найти могилу Грина и недавно ездила в Сент-Луис, чтобы встретиться там с его родственниками.

«Я готова посвятить этому всю оставшуюся жизнь», — сказала она.

Клэй Райзен (Clay Risen)

ИноСМИ // The New York Times


 

Яндекс цитирования