Главная  »  Аналитика  »  Обзоры зарубежного виноделия  »  Наследница итальянского винного дома Gaja Winery: Вкусы на вино меняются слишком быстро  » 
 
 
 





АНАЛИТИКА
НЕДЕЛЯ ВИНОДЕЛИЯ МОЛДОВЫ 2017 КАТАЛОГ КОМПАНИЙ ПРАЗДНИК "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕНЬ ВИНА"
RU   EN   RO

Наследница итальянского винного дома Gaja Winery: Вкусы на вино меняются слишком быстро

Гая Гайя — о многолетних традициях семьи, памяти поколений и том, почему с течением времени хитом становится продукт, ранее считавшийся неудачей

Гая Гайя – наследница итальянского винного дома Gaja Winery, абсолютного лидера рейтингов итальянских вин за последние 10 лет, рассказала Forbes о том, как ее предки пошли против винной философии Пьемонта и почему сейчас у компании, экспортирующей продукцию в более чем 80 стран мира, нет своего сайта.

Пьемонт обычно сравнивают с французской Бургундией – оба региона отличаются большим количеством мелких винодельческих хозяйств. В Пьемонте виноделы традиционно были негоциантами, то есть не занимались выращиванием винограда, а закупали сырье у крестьян, а значит, в собственной земле не нуждались. Gaja Winery – это совсем другая история. Мы владеем более чем 100 га виноградников. Покупать земли наша семья начала еще пять поколений назад. Тогда как многие пьемонтские фермеры переквалифицировались в виноделов относительно недавно.

Мой прадед Анджело Гайа (в его честь назвали моего отца) в 1905 году напечатал себе визитки, где указал, что он производитель элитного вина. На то время, учитывая тотальную бедность региона, это было, мягко говоря, неправдой.

Сегодня уже состоявшийся факт, что вина бароло и барбареско входят в четверку наиболее культовых вин Италии. Однако долгое время вина из деревушки Барбареско находились в тени вин из Бароло. Производители барбареско даже не смели мечтать, что когда-то смогут сравняться в статусе со своими соседями.

Вина из Бароло всегда считались более структурными, танинными, лучше поддающимися выдержке. Расстояние между поселками всего 20 км, но почвы в Барбареско мягче, что придает особый характер здешним винам.

В наше время барбареско считается одним из самых великих вин на планете – именно благодаря своему изяществу, за которое его клеймили 100 лет назад.

Мой прадед Анджело Гайа (в его честь назвали моего отца) в 1905 году напечатал себе визитки, где указал, что он производитель элитного вина. На то время, учитывая тотальную бедность региона, это было, мягко говоря, неправдой

В 1859 году, когда наша семья начала заниматься виноделием, мы производили только одно вино – барбареско. И так продолжалось еще четыре поколения. Именно это вино сделало нас знаменитыми. Поэтому к нему у нас особое отношение: вино мы разливаем в бургундские бутылки, и только на этих бутылках вы видите нашу гравировку.

Когда мой отец Анджело Гайа пришел в индустрию, нормальной практикой было, если хороший урожай винограда случался раз в 10 лет. Все остальные годы производители не делали ничего для повышения качества вина – они считали, что так пожелала природа. Мой отец задался целью свести к минимуму влияние природы на продукт.

Сейчас принято хвалить виноделов, которые придерживаются традиционного подхода в производстве вина. Хотя еще в 1960-е годы быть традиционалистом означало, что вы не умеете делать хорошие вина. Вина того времени из-за длительной выдержки в бочке были излишне водянистыми, слишком кислотными, почти не пригодными к употреблению. На фоне таких виноделов наша семья – модернист (ведь наши технологии мало изменились с 70-х годов ХХ века), но сейчас мы уже считаемся традиционалистами. Сегодня война между традиционалистами и модернистами утихла. Хотя вы не представляете, какая конфронтация была между ними 30 лет назад. Сейчас все воюют с производителями так называемых натуральных вин.

Моя семья сегодня экспортирует вина в более чем 80 стран. В большинстве из них еще 15–20 лет назад не было принято пить вино. Когда мой дедушка попал в эту индустрию, он лично заведовал всеми продажами: ездил в Рим, где у него было три клиента, и к еще трем – в Милан. Современные покупатели очень отличаются от тех, с кем ему приходилось работать. Потребление так выросло, что некоторые рестораны покупают у нас по 1000 кейсов в год (1 кейс равен 9 л. – Forbes).

E-commerce, конечно, важна в нашей индустрии, но эта сфера больше ориентирована на частных покупателей. Мы не продаем свое вино через интернет, стараемся работать с импортерами и ресторанами. У нас даже нет собственного сайта. Когда я хочу составить мнение о каком-то продукте, никогда не захожу на официальный сайт – они не бывают объективными.

«80% людей в мире предпочитают полнотелые, фруктовые и крепкие вина»

Индустрия винных гидов очень изменилась. Конечно, к мнению американского винного критика Роберта Паркера до сих пор прислушиваются, но раньше он был единственным в своем деле. Правда, и примечательных винных регионов было в разы меньше. Один человек может разобраться в виноделии Бордо (хотя и это очень трудно), но одинаково авторитетно писать о виноделии Пьемонта, Чили, Австрии и Аргентины невозможно.

Сегодня в индустрии по меньшей мере 45 000 производителей вина. Поэтому более авторитетными становятся специфические гиды, посвященные виноделию конкретных регионов.

Приложение Vivino (социальная сеть для любителей вина) еще сильнее размыло представления о том, что такое винная критика. Теперь, чтобы поставить оценку и описать свои впечатления, не нужны специальное образование или многие часы дегустаций. Полярность мнений может запутать, но одновременно делает мир вина более демократичным.

Традиционно пьемонтские вина лучше всего продаются в США, Германии и Швейцарии. Следом идут Япония, Англия. Раньше много потреблял российский рынок, но объемы сильно сократились за последние два года.

Меня часто спрашивают, существуют ли в спросе на вино какие-то интернациональные различия. Скорее всего, нет: 80% людей пьют вино от случая к случаю. Они выбирают его спонтанно: по рекомендации друзей или сомелье. Такие потребители предпочитают полнотелые, фруктовые, ароматные и крепкие вина. Потому что более яркое вино проще понять.

Чем лучше человек разбирается в вине, тем чаще выбирает деликатные вина. Это правило одинаково работает во всем мире, кроме разве что потребителей из Китая и Японии. Это связано с тем, что в гастрономической традиции этих стран фактура продукта не менее важна, чем вкус.

Пытаться выяснить, какой вкус вина является общепринятым, имеет смысл, если вы хотите делать общее вино. Гораздо интереснее создать вино с уникальным вкусом и характером, отражающим ваши ценности и взгляды, и привлечь потребителей, чем пытаться попасть в существующие тренды. Ведь вкусы на вино меняются слишком быстро.

Мария Рыдван
Фото Good Wine

Forbes Украина


 

Яндекс цитирования