Главная  »  Аналитика  »  Обзоры зарубежного виноделия  »  Грегуар Оппено: Вина Божоле до сих пор недооценены!  » 
 
 
 





АНАЛИТИКА
НЕДЕЛЯ ВИНОДЕЛИЯ МОЛДОВЫ 2017 КАТАЛОГ КОМПАНИЙ ПРАЗДНИК "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕНЬ ВИНА"
RU   EN   RO

Грегуар Оппено: Вина Божоле до сих пор недооценены!

В течение нескольких лет подряд продажи вина Божоле Нуво продолжают снижаться во всем мире. Так, в 2015 году, на фоне трагических событий в Париже продажи этого вина упали с 28 до 25,5 млн бутылок. В 2016 году падение продолжилось – оптовая реализация Божоле снизилась на 5%. В чем причина охлаждения интереса к некогда популярным во всем мире винам, газета Wine Weekly попросила рассказать генерального директора винодельческого дома Trenel Грегуара Оппено.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем хозяйстве.

– Все привыкли считать, что Божоле – это только молодое Божоле Нуво. Однако в этом регионе есть огромное количество интересных маленьких терруаров, достойных гораздо большего внимания и производящих великолепные вина. И «Тренель» прекрасно это демонстрирует: компания находится в самом сердце южной Бургундии, у нас прочные связи с самыми лучшими поставщиками, и на примере наших вин можно увидеть, как маленькие крю отражают терруар.

Слоган дома «Тренель» – «Мы делаем то хорошо, что любим» – мы производим вина, которые позволяют почувствовать стиль и характер каждого апелласьона. Задача состоит не в том, чтобы создать мощное и яркое вино, а в том, чтобы показать строгий аутентичный стиль определенного участка, чтобы в каждом бокале вина передать особенности его терруара.

Мишель Шапутье, один из самых известных производителей долины Роны, долго выбирал среди производителей в южной Бургундии и приобрел именно дом «Тренель». Наши философии совпали: Мишель тоже старается отразить в каждом вине характер определенного виноградника, сохранить и приумножить то, что создала сама природа. Этим же правилом он руководствуется, когда выбирает технологию производства для своих вин.

Помимо того, что Мишель – выдающийся винодел, он еще и очень хороший бизнесмен, знающий, как правильно вкладывать деньги. Если Бургундия уже лет 10 с каждым годом дорожает, то вина Божоле до сих пор недооценены и давно не повышаются в стоимости. Это хорошее вложение. Если сравнить цены на «большую» Бургундию и Крю Божоле, то соотношение цена-качество на юге Бургундии намного лучше.

– А какую технологию вы используете?

– В Бургундии есть несколько видов различных винификаций: карбоническая мацерация, термовинификация и классическая бургундская. Часто, когда пробуешь Божоле Нуво, чувствуешь аромат не сорта винограда, не региона Божоле, а результат карбонической мацерации или термовинификации. А когда вы пробуете вино Божоле Нуво «Тренель», то чувствуете терруар даже в нашем молодом вине. Почему? Потому что мы не ограничиваемся лишь карбонической мацерацией – начав именного с этого технологического приема, при котором брожение идет в самой ягоде, мы прерываем ее, отделяем гроздь от ветки и получаем сок, а дальше идет классическая бургундская винификация. Даже к Божоле Нуво у нас такой подход.

– Вы сказали, что у вас несколько различных терруаров. А каков общий объем производства? Сколько вы производите Божоле Нуво и сколько остальных вин?

– Все производство составляет 300 тысяч бутылок в год, из них 150 тысяч – AOC Beaujolais, 80 тысяч их которых – Божоле Нуво. Крю Божоле выпускается всего лишь 30 тысяч бутылок. Остальное – белое и ликеры.

– Вы работаете на собственных виноградниках?

– Собственные виноградники у нас есть только в одном регионе – в Сент-Веране. Там мы владеем небольшим участком, где делают органические вина. «Тренель» – один из самых известных негоциантов региона, и наши связи с поставщиками винограда сложились исторически: южная Бургундия – это родина хозяйства, поэтому, находясь здесь, мы всегда отлично знаем: у кого лучшие виноградники и у кого в данном миллезиме самый удачный урожай. В Бургундии рискованно вкладываться в землю – она либо очень дорогая, либо там высажена молодая лоза. К тому же лучшие виноградники вообще не продаются. Важнее знать лучших виноградарей и, обладая актуальной информацией и владея ситуацией, делать прекрасные вина.

– Как складываются взаимоотношения с поставщиками винограда, как контролируется качество? Есть ли выезжающие специалисты, знающие, какой урожай собрали в каждом регионе?

– У нас в регионе все виноградари и производители давно знают друг друга. Мы принимаем участие во всех этапах работ на винограднике и полностью контролируем процесс – от высадки и выращивания до сбора урожая.

– Здесь важны особенности почвы?

- В Божоле есть и плоские участки (базовое Божоле), а есть возвышенности и предгорья – регион Божоле Вилляж («деревня») с его уникальными виноградниками и гранитными почвами. Десять деревень выносятся на этикетку как крю, а слово «Божоле» чаще всего даже не упоминается.

Для Крю Божоле почвы с преобладанием розового гранита являются характерными, а, например, для Флери – наилучшими. Если попробуете его, то почувствуете: это уже не молодое Божоле, в нем есть ароматы розы, ноты, близкие к Пино Нуар. Мое любимое из нынешних Крю Божоле – Флёри 2014 года – элегантное красное вино для начала обеда. «Флёри» означает «цветочный», и название хорошо подходит к этому очень деликатному и самому «женственному» из всех Крю. Дом «Тренель» делает все десять Крю Божоле.

– Какие еще вина вы привозите в Россию?

– Из наших красных вин в Россию мы завозим Божоле Вилляж, Божоле Нуво, Кото Бургиньон и 2 крю – Флёри и Моргон с отдельного участка Кот дю Пи – представителей двух «лагерей», имеющих два разных характера. Это два близких географически апелласьона-соседа. Здесь растет один сорт винограда, применяется один и тот же способ винификации. Если вы уловите разницу между этими двумя винами, вы поймете экспрессию терруаров. Особенно хорошо это понимаешь, приехав в наш район и увидев наши пейзажи.

По сравнению с Бургундией у нас более рельефный, более холмистый ландшафт. Мы находимся в очень интересном месте – на стыке районов Макон и Божоле, это позволяет нам наряду с красными винами получать великолепные белые вина, работая с Шардоне. Мы производим и поставляем в Россию Макон Вилляж и Пуйи Фюссе, которые здесь уже нашли свою аудиторию.

– Вина классической старой Бургундии, все время дорожают, а различные катаклизмы – заморозки, град, потопы – лишь ускоряют рост цен… А как формируется ценообразование у вас?

– Да, бургундские вина становятся весьма дорогими – в течение последних десяти лет из-за низкого урожая цена росла на 10–15% в год. Однако, когда год проходит спокойно, и урожай собирают нормальный, цену все равно не снижают. Своего рода «качели» в одну сторону. Это несколько раздражает. 50 лет назад вино из Вон-Романе стоило столько же, сколько и Мулен-а-Ван. Я горд тем, что произвожу Божоле Нуво. Но стратегически наш регион избрал неверное направление: от самого простого вина региона к более сложным Крю. Бургундия известна благодаря вину Романе Конти, Бордо – Шато Лафит, Шампань – великими Кюве. Мы же раскручивали самое дешевое и простое, что у нас есть. Сейчас Интер Божоле пересматривает стратегию в сторону продвижения Крю.

– Несколько лет назад Межпрофессиональным советом вин Божоле Inter Beaujolais выделялись значительные средства на продвижения вин этого региона. На проведение лекций, дегустаций и мероприятий. Сейчас Inter Beaujolais сокращает маркетинговый бюджет на российском рынке. Но это происходит не во всех странах – некоторые сохраняют бюджеты и даже увеличивают. Как это можно объяснить?

– Все сошли с ума от китайского рынка: открывают в Китае бюро, частные компании, набирают персонал, команды по продвижению. Конечно, это другой масштаб: «мелкий» районный центр здесь имеет население в 3 миллиона человек! Региональный дистрибьютор возит больше, чем какой-нибудь национальный импортер в России. То, что инвестпотоки переориентировались в этом направлении, понятно и логично. Хотя сейчас наступает отрезвление.

– Вы тоже мечтаете о китайском рынке?

– Нет, для нас он очень сложен. На китайском рынке присутствуют или огромные бренды – великие коньяки, замки Бордо, шампанское, или вина с базовыми, самыми бросовыми цена ми, то, что профессионалы называют «первая цена». А промежутка между «первыми ценами» и великими брендами в Китае не существует. Нам же необходима уверенность в надежности импортера, возможность долгосрочного сотрудничества. В этом плане мы крайне довольны нашем партнерством с «Ладогой». Мы, дом «Тренель», верим в рынок России, поэтому и представлены сегодня здесь.

– Посоветуйте, как правильно подобрать вино к тому или иному блюду?

– Я считаю, что между ними должен быть марьяж – согласие, а не оппозиция. Многие старые школы сочетают мощное блюдо с мощным вином. Но возьмите семейную пару: если это два сильных человека, то, как правило, они много спорят и дело у них не идет на лад. По-моему, прекрасно сочетаются рокфор и Сотерн, мощь первого и сладость второго. С пряным блюдом – хрусткое, чистое, легкое фруктовое вино без танинов, чтобы они ни в коем случае не соревновались между собой. К главному блюду хорошо подходит деликатное вино, к трюфелю – выдержанное, которое в этом случае становится тоньше, нежнее и элегантнее.

Вина из региона Божоле – одни из самых гастрономичных и универсальных, за счет своей фруктовости, свежести и отсутствия жестких танинов. Эти вина подходят к широкому спектру блюд и даже к самым спорным и сложным для сочетания с вином, например к блюдам из яиц. Красные вина из Гаме могут сочетаться как с красным, так и с белым мясом и даже с рыбой.

Винное информационное агентство "Про вина"


 

Яндекс цитирования