Главная  »  Аналитика  »  Обзоры зарубежного виноделия  »  Россия за вино. И против. Что мешает развитию отечественного виноделия  » 
 
 
 





АНАЛИТИКА
НЕДЕЛЯ ВИНОДЕЛИЯ МОЛДОВЫ 2018 КАТАЛОГ КОМПАНИЙ ПРАЗДНИК "НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕНЬ ВИНА"
RU   EN   RO

Россия за вино. И против. Что мешает развитию отечественного виноделия

В ближайшие пять лет пошлина на импорт виноматериалов в Россию будет увеличена в три раза. Об этом заявил глава Минсельхоза Александр Ткачев, выступая на Всероссийском винном саммите. Как это решение повлияет на развитие винодельческой отрасли и что еще предстоит сделать в данном направлении, выяснял iz.ru.

Без формальных нарушений

После введения в 2015 году санкционных контрмер и проведения политики импортозамещения многие отрасли сельского хозяйства получили мощный стимул для развития. За последние годы резко выросло производство отечественных овощей и фруктов, мяса и молока. Этот подъем, однако, практически не коснулся отечественного виноделия.

Вопрос об ограничении импорта здесь даже не рассматривался. Всё просто — объемы потребления вина в России более чем в два раза превышают возможности внутреннего производства. На сегодняшний день для покрытия спроса необходимо примерно 780 млн л. Причем эта цифра растет, несмотря на снижение уровня доходов населения и увеличение акцизов при низкой инфляции, что свидетельствует о большом потенциале российского винного рынка.

Площадь собственных виноградников составляет на сегодня около 87 тыс. га. Из них плодоносящих — не менее 70 тыс. га. Примерно 20 тыс. га высадили с 2013 и 2017 год, и сегодня они постепенно вступают в пору плодоношения. Из общего объема на Крым приходится порядка 20 тыс. га, но качество виноградников на полуострове оставляет желать лучшего. Их необходимо раскорчевывать и пересаживать заново, на что уйдет несколько лет.

В 2017 году в стране удалось собрать 550 тыс. т сырья, что в перспективе позволит произвести примерно 350 млн л вина. Остальное, то есть около 420 млн л, покрывается за счет импорта, причем львиная доля ввозится наливом. По данным Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА), виноматериал доставляют главным образом из Испании (43%), Украины (19,41%), ЮАР (13,2%), Молдавии (9%), Узбекистана (7,2%) и Италии (3,1%). Это составляет около 95%.

Оставшиеся объемы делят между собой Евросоюз (как самостоятельный импортер), Уругвай, Азербайджан, Аргентина, Франция, Греция, Болгария и Чили. Отметим, что на Украине нет такого количества собственного виноматериала и что именно импортируется из этой страны, точно неизвестно. Вероятно, речь идет о балке из других стран ЕС и Нового Света.

Равным образом не учитывается доля импорта, который поступает через Белоруссию и Казахстан. На сей счет нет сколько-нибудь точной статистики. Однако по словам директора ЦИФРРА Вадима Дробиза, речь идет как минимум о нескольких миллионах дал.

Импортный балк бутилируют на российских предприятиях, иногда подвергая его небольшой технологической переработке (например, шампанизируя резервуарным способом), и поставляют в продажу уже как российское вино. Всё осуществляется в рамках действующего законодательства. При этом происхождение виноматериала на контрэтикетке не указывается. Строго говоря, это называется введением потребителя в заблуждение. Однако никаких формальных нарушений здесь нет.

К сожалению, это нередко наносит серьезный имиджевый урон собственно российскому виноделию. Так, на недавнем дегустационном конкурсе в Абрау-Дюрсо очень авторитетное международное жюри по итогам слепой дегустации в категории резервуарных игристых вин присудило победу продукции завода «Игристые вина» из Санкт-Петербурга, созданной из стопроцентного импортного балка.

Игра вдолгую

На сегодняшний день пошлина на импорт составляет 12,5% от стоимости товара. Это позволяет заполнять полки супермаркетов дешевым балковым квазироссийским вином по цене от 120 рублей за бутылку. Для сравнения: вина, произведенные из российского винограда, стоят от 250 рублей, а потому не могут эффективно конкурировать с импортом. В настоящий момент многие крупные компании устраивает подобная бизнес-модель, поскольку она позволяет хорошо зарабатывать. Проблема в том, что объективно она резко сдерживает развитие внутреннего производства. Именно об этом говорил Ткачев.

Виноделие — долгий бизнес. Требуется сразу вложить десятки, а то и сотни миллионов долларов в виноградники и производственные мощности. При этом лоза начинает плодоносить только на третий год.

Еще как минимум несколько месяцев уйдет на то, чтобы произвести продукт. Таким образом, расходы начинают окупаться в лучшем случае через 4–5 лет, но реально еще позже. А покрыть их удастся только через 10–15, а то и 20 лет.

Изменить сложившееся положение вещей сразу не получится. В Минсельхозе это хорошо понимают. Но определенные шаги в данном направлении уже сделаны. В 2017 году отрасль получила из бюджета 1,65 млрд рублей. На 2018-й запланировано выделение более 2 млрд. Для сравнения: еще три года назад эта сумма не превышала 365 млн. Постепенно растут площади виноградников. При сохранении нынешних темпов к 2022 году, по словам Ткачева, удастся выйти на показатели в 170 тыс. га. Задача амбициозная, и над ее реализацией придется серьезно поработать.

Однако прямой государственной поддержки недостаточно.

«Необходимо отучать виноделов от халявы, добиваться, чтобы они вкладывали собственные средства в виноградники», — заявил министр.

Трехкратное увеличение пошлины на ввозной виноматериал рассчитано как раз на это. Подобная схема несколько лет назад была отработана в сахарной отрасли и подтвердила свою эффективность. Сегодня Россия не только обеспечивает внутренние потребности, но и поставляет продукцию на экспорт. Добиться полного импортозамещения в виноделии удастся нескоро. По мнению Вадима Дробиза, на это уйдет 15–20 лет при условии сохранения нынешних объемом финансирования и темпов реструктуризации отрасли. Но в целом избранная стратегия верна, полагает эксперт.

Площадки для продвижения

Еще одной важной защитительной мерой могло бы стать установление минимальной цены на вино. По словам президента Союза виноградарей и виноделов России (СВВР) Леонида Поповича, сегодня этот вопрос рассматривается на уровне вице-премьера правительства РФ. Участники рынка отмечают, что здесь требуется комплексное решение, которое позволило бы не только ограничить дешевый импорт, но и убрать с рынка недоброкачественную продукцию.

«Введение минимальной цены будет экономически оправданно, если это коснется также и категории винных напитков. В противном случае такая мера не имеет никакого смысла, ибо на рынке не появится реальной конкуренции», — отметил председатель совета директоров ОАО «Абрау-Дюрсо» Павел Титов, выступая на Всероссийском винном саммите.

Его опасения понятны: производство винных напитков выросло со 123 млн л в 2013 году до 309 млн л в 2016-м.

Сохраняют значение и другие сдерживающие факторы. Например, закон о рекламе алкоголя от 2012 года до сих пор серьезно ограничивает возможности популяризации продукции отечественного виноделия в СМИ. Некоторые послабления были сделаны для ТВ и печатной прессы, однако интернет остается под тотальным запретом. Между тем именно крупные онлайн-проекты федерального уровня могли бы стать наиболее перспективной площадкой для продвижения российских вин. Представители ФАС понимают озабоченность всех заинтересованных сторон и готовы проводить подробную разъяснительную работу о том, как можно решать эту задачу в рамках действующего законодательства.

«Мы намерены создать специальный сайт, где наглядно покажем, что и как допустимо делать», — заявил на Всероссийском винном саммите руководитель контрольно-финансового управления ФАС Владимир Мишелович.

Сегодня рассматривается вопрос о разрешении торговли алкоголем через интернет, в скором времени соответствующий законопроект планируют внести на рассмотрение Государственной думы РФ. По инициативе СВВР в него уже внесены важные поправки.

«Мы настояли, чтобы в первый год торговать могли только вином», — сказал Леонид Попович.

По закону

Наконец, винодельческая отрасль как часть алкогольного рынка всё еще остается в ведении Росалкогольрегулирования (РАР). Это означает, что к вину и его обороту предъявляются те же регулирующие требования, что и к крепкому алкоголю, прежде всего к водке. Между тем производство вина сущностно отличается от производства водки. Государство отчасти признало это, еще в 2013 году наделив вино статусом сельскохозяйственной продукции. Однако на правилах его реализации это до сих никак не сказывается.

Большие надежды в отрасли возлагают на принятие закона «О развитии виноградарства и виноделия в Российской Федерации», который позволит завершить формирование винного кластера в стране и создать необходимую правовую основу для поступательного развития отечественного виноделия. Его разрабатывали на протяжении долгого времени, но теперь дело вышло на финишную прямую. По словам заместителя председателя Государственной думы РФ Сергея Неверова, закон намерены принять в первом чтении до завершения осенней сессии, а в окончательном виде — еще при нынешнем созыве ГД.

Параллельно идет работа на местах, где практически завершено создание саморегулирующихся организаций (СРО). По словам Леонида Поповича, именно на них в ближайшем будущем ляжет основная часть работы по формированию правил производства вин, контролируемых по происхождению. Речь идет о винах защищенного географического указания (ЗГУ) и защищенного наименования места происхождения (ЗНМП), обозначенных специальными акцизными марками. Для этого необходимо прежде всего составить реестр виноградников и фиксировать урожайность. Далее — в каждом регионе вводить свои нормы посадки и правила производства. Ни того, ни другого без СРО сделать невозможно. Но и этот вопрос еще до конца не проработан. Как показала открытая дискуссия на Всероссийском винном саммите, СРО добиваются полной автономии в выработке всех соответствующих регламентов, в то время как государство настаивает на своем активном участии в данном процессе.

Александр Сидоров
Фото: РИА Новости/Сергей Мальгавко

Известия


 

Яндекс цитирования